Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:46 

Номер двадцать

Душелом
Гори в Аду. Аминь.
Бар на Перекрестке. Он совсем другой, здесь пахнет вишневыми сигаретами, здесь плакаты разных кинофильмов. От "Годзиллы" до "Джанго Освобожденный". Здесь играет тихая классическая музыка, музыкант с печальным лицом за роялем. Бармен разливает алкоголь по стаканам, а за барной стойкой четверо. Она сжимает юбку худыми пальцами, длинную юбку до пола. Ее руки и тело, все закрыто полностью, но сквозь тонкие черные перчатки можно увидеть на руках скопление шрамов, как и на шее. Тонкие, зажившие шрамы. Она злиться, мнет юбку в руках и безмолвно смотрит в стакан с текилой, как тает сахар на самой кромке, как плавает кусочек лайма в алкоголе. В тот же миг, на ее руки опускается ладонь в ожогах и подняв голову, встречается с искривленной усмешкой. Она уже неплохо разбирается в его мимике, и это попытка сделать лицо сочувствия.
- Почему он с ним разговаривает? - говорит хрипло, нервно, а затем тянется к сигаретам. Парень помогает ей прикурить, убирает дорогую зажигалку в карман и пожимает плечами. Он пьет виски, не слушает разговор странного парня с изысканными манерами с тем, кто умер от одиночества. Он не знает, веселья не чувствует, да и смысл?
- Я не знаю. Просто им нравится разговаривать... Да, не зная тебя, я подумал бы что ты ревнуешь. - очередная кривая усмешка, обожженные губы. Он горел от собственной Любви и сжег и саму любовь. Ту которую любил больше жизни.
Девушку переполняют эмоции, захлестывает, опускают в омут с головой, а сердце бешено стучит. Сколько? Сколько еще она будет шрамов получать? Ее доброта и есть ее проклятие, каждый кто ее предал, оставил неглубокий шрам на теле. Только вот предательств было столько, что на теле и осталось места и шрамы даже внутри ее тело. На ребрах, сердце, на каждом органе и на каждой косточке! Она злиться. Ей хочется взять этого манерного пай мальчика, развернуть к себе лицом и расцарапав эту смазливую мордашку, заливать раны алкоголем. Что бы кричал! Что бы понял! Она не могла здесь больше оставаться, она чувствовала себя лишней и быстро сорвавшись, выбежала из бара. Вперед! Вперед в тот туманный, светлый город! Там где сады вишневые, где птицы поют, там где спокойно, не всегда конечно одиноко, но вперед туда! Бежать, слышать рычание со всех сторон, но бежать через лес. Только что бы не видеть этого ребенка Ада, словно у него на затылке второе лицо и он готов заговорить лицом Сатаны. Бежать... Бежать от всего этого, потому что он прочертил еще один шрам...

Их пути вели к одному месту, почти одному. Он усмехался так криво как умел и хмыканьем заполнял тишину со своим случайным попутчиком. Резкий разворот, прижать спиной к дереву, наклонится близко-близко к его губам, а затем прошипеть, так хрипло и тихо, что бы у него сердце зазвенело, черное гнилое сердце.
- Повоем на луну?..

изображение



@темы: Шрамы не помеха, Странный скрипач, Рычание под дождем, Иллюзии старого Черта, Африканский костер

URL
Комментарии
2014-11-14 в 00:30 

О, Генри!
И швец, и жнец, и на дуде игрец.
Офелия, прекрасна Офелия. Не сказать, что я её безумно люблю и готов ей поклоняться, но моё безграничное уважение и признание она, безусловно, заслужила. Забавно, но я не могу понять её до конца. Она на столько эфемерна, что кажется, что она не из этого мира (кхм..) одновременно и добра и готова "расцарапать лицо".
Ох, Офелия...Дорогая Офелия

P.S. А парень и не догадывался, что его ждет)))

2014-11-14 в 00:35 

Душелом
Гори в Аду. Аминь.
О, Генри!, О, я очень люблю ее, мой прекрасный Генри. Вы не представляете насколько она светла и чиста, но за своих она может и вонзить нож прям в сердце врага. Она справедлива и приходится всем этим непоседам Хранительницей.
К сожалению, я бы волновался не за скрипача. За его спиной Ад, а за его... Ничего.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

На те же грабли.

главная